gilgitaxias (gilgitaxias) wrote,
gilgitaxias
gilgitaxias

Categories:

О том, чем вынуждена заниматься урбанистика в России

В этом посте я хотел бы подробно остановиться на тех проблемах, которые встают, когда мы пытаемся заниматься импортом урбанистики в Россию. Именно пытаемся, поскольку прямой перенос западной практики невозможен. Западная урбанистика складывалась в течении длительного времени в определённых исторических условиях и нельзя просто так взять, и скопировать этот социальный институт во имя всего хорошего и рационального. Я уже писал про языковые проблемы (и буду писать еще), ведь даже в самом термине кроется вызов - говоря "урбанитстика" в наши дни, мы скорее всего имеем в виду сложившуюся на Западе практику, однако, шлейф советского урбанизма даёт о себе знать. Особенно в той части, которая касается идеологической составляющей, а точнее, обязательного её наличия. В российской действительности идея равноправного разговора власти, жителей и бизнеса относительно принятия решений в области производства городского пространства неизбежно политизируется, частично по причинам, описанным мною в посте про ретритистские локальности, частично по причине слабости гражданского общества и демократических институтов (это тоже примеры импортных идей, со сложной судьбой).

В качестве одной из причин отсутствия запроса на урбанистику следует назвать институционально обусловленное отсутствие интереса жителей и власти (в той части, в которой она не выступает в симфонии с бизнесом) в развитии городского пространства. Для жителей урбанизированный ландшафт по сути дела неотличим от географического - они с ним вынуждены мириться, они его вынуждены преодолевать. Для властей же, ландшафт является неизбежным злом, с которым надо что-то делать в рамках предписанных бюрократических процедур. Если бы бюджеты на благоустройство можно было бы тратить так, чтобы это не имело никакого пространственного выражения - власти были бы только рады. Но, к сожалению, политическое измерение диктует необходимость радовать жителей новыми МАФами и фонтанами, по возможности подстраиваясь под электоральные циклы и опасаясь жалоб тех жителей, кто по какой-то несчастливой случайности выбрал в качестве реакции на аномию института производства городского пространства не ретритизм, а инновацию. Т.е. для жителей и властей городское пространство не представляет прямого интереса, не рассматривается как ценный ресурс, способный удовлетворять те или иные потребности.

Но в институциональном дизайне СССР и современной России есть существенное отличие. А именно, наличие актора, воспринимающего ландшафт как ресурс. И этот актор - бизнес. Т.е. застройщики, девелоперы и строительные комбинаты, которые рассматривают ландшафт как отличное средство извлечения доходов. При этом, вполне естественно, что на этапе разложения советской вертикали производства городского пространства бизнес так или иначе отпочковался от государства, при этом сохранив по сути дела сходные институциональные позиции. Юридические нюансы собственности, с точки зрения институциональных механизмов, в которые встроен бизнес особой роли не играют. Ситуация с реконструкцией вылетных магистралей или, например, "Таширом" на "Юго-Западной" - отличные примеры того, насколько сложно говорить о бизнесе как самостоятельном акторе института производства городского пространства. Т.е. бизнес выступает как ответвление власти, действуя с ней в тесной связи и не вступая в конфронтации, если конечно речь не идёт о внутренних политических процессах. Политический диссонанс между различными группами внутри власти может приводить к появлению таких увлекательных объектов, как, например, печально известный "Синий Зуб".

В связи с этим, можно конечно до бесконечности мечтать, изучая сайты типа вот этого, о наступлении светлой эры урбанистики в России, как медиатора, работающего на выработку консенсуса между бизнесом, властью и жителями. Но эта идеальная модель на текущий момент в России невозможна. С другой стороны, невозможность этой идеальной модели не должна быть поводом для пессимизма, но должна быть рефлексируема, воизбежание самообмана. И воизбежание самообмана необходимо понимать, что на текущий момент урбанистика не может заниматься выявлением и проявлением интересов бизнеса, власти и жителей, но вынуждена заниматься конструированием этих интересов. Для этого необходимо много и последовательно заниматься исследовательской работой, просветительской деятельностью, общественными инициативами.

Для себя я вижу важнейшей задачей создание детальной карты института производства городского пространства, поскольку на текущий момент она непрозрачна даже для тех, кто вроде бы должен знать её напротык - городских властей различных уровней. Что уж говорить о федеральной власти, бизнесе и жителях. И, как ни странно, очень многих людей, пытающихся заниматься импортом урбанистки.

P.S.: А вот весёлая гифка иллюстрирующая последний абзац -

Tags: ВШУ, Тропарёво-Никулино, городское пространство, критический урбанизм, локальные сообщества, манифест, методы, оптимизм, политика, социальные институты, социология, урбанистика, язык описания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments