Железные двери и забытые звонки

Этот пост продолжает краткий анализ результатов исследования, проведенного в Тропарёво-Никулино Высшей Школой Урбанистики при поддержке портала UrbanUrban и местных активистов.

В прошлом посте я писал о тех механизмах, которые приводят к дисфункциональности вертикальных взаимодействий, сегодня же я хочу поподробнее остановится на том, что стоит на пути горизонтальных коммуникаций жителей многоквартирных домов.

Вот поглядите на диаграммы, в которых показано, как наши респонденты по шкале от 1 (однозначно опасно) до 5 (абсолютно безопасно) оценивают уровень безопасности в своём дворе в дневное время суток -
безопасно-днём

и в ночное время суток -
безопасно ночью


Как видно, время суток играет определённую роль в оценке безопасности, но нельзя сказать, что драматическую - и там и там средняя оценка безопасности превалирует. Но, что немаловажно, это данные, полученные от людей, которые открыли дверь нашим интервьюерам, т.е. обладают достаточным уровнем доверия и чувством собственной безопасности, чтобы открыть дверь незнакомому человеку и даже вступить с ним в разговор. А, надо признать, что несмотря на то, что мы, создавая дизайн исследования, мечтали о тотальном покрытии всех квартир всех домов на Анохина 38, как это в своё время делал Сибом Роунтри в своём social survey Йорка, таковых людей оказалось достаточно мало. По сути дела, нами были охвачены не более 15% всего населения домов. 15% самых отважных или доверчивых (тут генезис не важен) жителей оценивают уровень безопасности продемонстрированным выше образом. При этом, стоит обратить внимание на следующую диаграмму, в ней продемонстрирован срок проживания респондентов в квартире - сколько живёте .
Как видно, большая часть из "отважных или доверчивых" живёт в доме с момента его сдачи, и квартиры находятся у них в собственности (квартиросъёмщиков среди наших респондентов было всего 13%). Т.е. можно предположить, что оценка уровня безопасности так или иначе связана со сроком проживания, и в своей или съёмной квартире проживает человек.

При этом далеко не все люди, среагировавшие на звонок в дверь, соглашались участвовать в исследовании. Довольно часто я, стоя у железной двери тамбура, слышал, как открылась дверь квартиры, кто-то подошёл, посмотрел в глазок и вернулся в квартиру. Реже, но тоже довольно часто люди, даже не выслушав то, как интервьюер представляется, вываливали на него набор чудовищной мифологии, обвиняя в работе на Путина, Госдеп США, мафию, свидетелей Иеговы и "Кирби", и удалялись восвояси, довольные разоблачением опасного злодея. Или просто говорили "Никаких исследований!", "Не участвуем!". Иногда открывали дверь, смотрели с ненавистью и захлопывали, не говоря ни слова. Психологически это было довольно тяжело, но я сейчас не про моральные страдания интервьюеров хочу написать, а про то, что способствует такой ситуации.

Двор на Академика Анохина 38 находится внутри кольца из четырёх домов - три серии П-3 и один серии П-44. Они обладают похожей планировкой - на каждом этаже расположены четыре квартиры, двери квартир выходят в общий тамбур, отделённый общей дверью от площадки с двумя лифтами, с этой площадки еще одна дверь ведёт на лестничную клетку. Звонки в квартиры расположены как у тамбурной двери, так и у каждой квартирной двери.

В изначальном виде тамбурные двери были деревянными со стеклами. На некоторых этажах такого вида двери еще сохранились, но в большинстве случаев они либо обзавелись внешней или внутренней стальной решёткой, или же были заменены жильцами на глухие железные двери. Иногда подобный улучшайзинг принимает абсурдные формы, например, на одном из этажей железная решётка идёт наискосок, занимая значительную часть лифтовой площадки (там мне было весьма затруднительно дотянуться до звонков, надо сказать =)).

Согласно правилам пожарной безопасности, запрещается захламлять помещения общего тамбура, однако мы регулярно наблюдали активное использование помещения тамбура не только для хранения обуви, стоительных материалов и велосипедов, но также и присвоение жильцами тамбурного пространства, за счёт размещения там мебели, типа тумбочек, столов, книжных шкафов. Тактики присвоения "ничейного" пространства в коммунальных квартирах Санкт-Петербурга подробно описывал Илья Утехин в вот этой книжке. И большая часть того, что он пишет о коридоре коммунальной квартиры, наблюдается и в общем тамбуре многоквартирного дома. При этом, отгороженные глухой железной дверью тамбуры присваивались жильцами гораздо мощнее и охотнее, во всяком случае, лишь в редких тамбурах за стеклянной дверью мы наблюдали большое количество мебели, в то время как в тамбурах за железной дверью мебель встречалась регулярно. Также тут можно вспомнить теорию Лаймана и Скотта о четырёх градациях приватного и публичного пространства и соответствующего этой пространственной градации выбора одежды. Железные двери нам зачастую открывали люди в халатах или другой одежде, которую, во избежание излишнего юмора, проще назвать "домашней". Стеклянные двери в затрапезном виде открывали только редкие одинокие пенсионеры.

Таким образом, железная дверь работает на приватизацию, освоение пространства тамбура с одной стороны, но с другой стороны, она обостряет различие между пространством по одну сторону двери и пространством по другую сторону двери. С одной стороны, она легитимирует right to occupy (по Лефевру) жильцов, с другой стороны, надёжно отгораживает жильцов от представителей власти. Развешенные по лифтовым площадкам уведомления ГО и ЧС о недопустимости захламления оставляются жильцами без внимания. Человека, стоящего по другую сторону железной двери, проще проигнорировать, ведь наблюдая его в глазок, ты сам остаёшься незаметным.

И тут как раз интересна ситуация со звонками. На некоторых этажах при установке железной двери звонки просто убрали. Почти на каждом этаже есть сломанный, срезанный или оплавленный звонок. Или неполный набор звонков. Или звонки не подписаны - какой в какую квартиру. Как всегда, не обошлось без абсурда - на одном из этажей звонок установлен над дверью, почти у самого потолка. Возможно, к хозяину квартиры в гости ходят только баскетболисты. Т.о. звонок, как инструмент, создающий возможность коммуникации, не оговоренной заранее, не представляет для жильцов какой-либо значимости. Одна бабушка-респондент так это прокомментировала "А зачем звонок, если есть мобильный?". Мне видится, что подобное отношение к звонкам, усугубленное железными дверьми, является довольно значительным препятствием для установления горизонтальной соседской коммуникации. Человек без звонка, человек за железной дверью фильтрует свои контакты и выпадает из пространственно-обусловленных связей. У его знакомого, живущего на другом конце Москвы, но знающего его мобильный, в разы больше шансов на коммуникацию с ним, чем у соседа сверху, представителя ТСЖ, местного активиста, не говоря уже про полицию или иных сотрудников государственных или муниципальных служб.

В следующем посте я расскажу подробнее про вопросы коммуникации и о том, как устроены горизонтальные связи - родственные, дружеские и так далее.

Ну и в завершение поста, фоточка двора за авторством Кирилла Самодурова для красоты -
фото двора
Проекты сделали, на прошлой неделе Гарначуку показывали.
А почему только Гарначуку? Ведь тут у нас все-таки есть некий круг местных неравнодушных людей, что-то да смыслящих в организации разумной и человечной среды обитания. Мне кажется, в наших условиях это очень важное звено для возникновения вертикальной связности в принятии городских решений:

Власти (принимают решения, но в целом недостаточно компетентны)

Специалисты (авторы предлагаемых решений, технически грамотные, но за отсутствием серьезного опыта и репутации не вызывающие априорного доверия в плане достаточности квалификации)

Активисты и народные трибуны (мощно продвигают запросы, но лишены экспертных компетенций)

Продвинутая неравнодушная публика (выдвигает вменяемые запросы и достаточно трезво оценивает предлагаемые решения)

Народ (тупит и безмолвствует, но подаёт сигналы, доступные статистической интерпретации)
Ну так сложилось) Презентация доработанных проектов и обсуждение их с активистами, неравнодушной публикой и жильцами будет через две недели.
И снова не знаю, что интересней, содержание или язык!
Наверно, мне всё-таки язык: содержание, в некотором приближении, можно свести к «отгородились, куркули, хрен достучишься», а вот язык... Мне нравится это необычное, инновационое смешение стихий научного дискурса с бытовым базаром. Мне кажется, так и надо, причем не только и не столько в публицистике, сколько в быту и науке.
Но наверно, надо идти дальше и смешивать быт и науку не только на уровне языка, а на уровне метода, и даже парадигмы! Причём именно в направлении от быта к науке: пора качнуть маятник обратно!

Извините, отвлёкся. Я, собственно, только хотел спросить, предполагаются ли какие-то практические последствия этих изысканий? Что-то изменится на картинке? :)

Edited at 2013-01-15 03:32 pm (UTC)
Спасибо!
Ну собственно этим феноменологический метод и отличается от позитивистского, в каком-то смысле))
По результатам исследования архитекторы ВШУ сделали три проекта, один из которых собственно и будет воплощён во дворе.
А какие-то вещи с помощью архитектурных и планировочных решений не решаются, тут сугубо вопрос просвещения и самосознания.
Хотя конечно если какой-нибудь олигарх учинит акцию "Скупаю железные двери. Дорого!", это могло бы быть весьма позитивным шагом в решении проблем горизонтальной коммуникации))
про скупаю железные двери - это пять!)

с другой стороны, метацель таких построений (правильная по причине своей почти абсолютной отдаленности) - выстраивание горизонтальных связей может быть понята в трех протяженностях: как языковое взаимодействие, как физическое и как отношение. И вот боюсь я как бы это несвершившееся будущее не оказалось определено доминантой языковой протяженности. Во-первых, потому, что это похоже на тот образ человечества, вышедшего из состояния детства, который описал Кант в "Что такое Просвещение?"; во-вторых потому, что режим речи, как сейчас считается, тесно связан с диспозитивом власти. А как говаривал М. Фуко дискуссия может быть только при демократии, авторитарные же режимы продуцируют лишь полемику (сама по себе очень тонкая дистинкция, достойная отдельного развертывания). Все это, конечно, в очень далекое будущее отложено. Но участвовать в современности все же нужно в горизонте ясного понимания предельных целей.

*подробности письмом)
В принятии решений в области городского планирования при разных административных схемах задействованы различные агенты. Административная схема в каком-то смысле обусловлена идеологией планирования, но учитывая, что дать точную дефиницию идеологии, стоящей за российской схемой планирования в области благоустройства затруднительно, то не будем об этом. Скажемте так, наша метацель - создание нового агента участвующего в процессе принятия решений в городском планировании. Безусловно, мы мечтаем о том, чтобы сообщество жильцов (стопицот раз "ха!") само по себе в процессе дискуссии вырабатывало консенсус относительно взгляда на планировочные решения и собственно данный консенсус и выступал агентом в decision making. В текущем дизайне проекта получается, что мы, исследователи, выступаем как те, кому отдельно взятые жильцы делегируют ответственность за формирование этого самого агента decision-making. Это немного другой формат (Харви неодобрительно качает головой и требует ассамблей), но, увы, на данный момент наиболее вероятный (Геддес одобрительно кивает). Вовлечение локальных активистов в процесс принятия решений - своего рода компромисс между желаемым и возможным, но носит идеологически иной характер - всё ж таки прямая демократия и представительная демократия являют собой немного разные форматы.
ты же понял, что я не о том) но теория малых дел имеет смысл только на кумулятивном фоне большого нарратива. все верно - то, что ты сказал - но упирается в большой и мохнатый тоталитаризм или же произвол исследователя-как-эксперта. "план" предполагает убедительную дедукцию и язык. прочее - способ выживания в процессах, которые заявляют эффективность как лозунг, но реально стремятся лишь к сохранению властного статус кво (см. сотый страницы макинтайровой АV; там еще забубенный пассаж про аргументацию в современных протестах. Семэну хотел переслать его для обсуждения, но говорить он, кажется разучился).
Гм, ну вообще риторика плана появилась у нас относительно недавно и пока неотрефлексирована для выдачи убедительной дедукции убедительным языком. Всё ж таки проект во-многом с интуиции начинался Так что тут знатное поле концептуализаций.
Цитаты к размышлению:
1."Будьте проще - и люди потянутся к Вам"
2."Не делайте сложным то что проще простого ..."
:))
Успеха Вам !
Это безусловно мудрые цитаты, но я не совсем понимаю точку их приложения.
Думаю, что имелось в виду некотрая заумность описания довольно таки простого мероприятия: узнать что хотят жители.
Ну как писал Пратчетт "только академик может выдать очевидное за собственную мудрость". Я к тому, что я же всё-таки в первую очередь социолог а потом уже активист, урбанист итд.
Если подобные опросы будут иметь продолжение, предлагаю попробовать такую технологию: за неделю до исследования опустить по все почтовые ящики информацию о его проведении. И посмотреть, насколько больший процент откроют двери.
Про техники и методы опроса я на днях подробный пост напишу. Уведомление по почте - это хорошая идея.
Re: что бы открыли двери
А вот, к сожалению, это пожалуй вариант. К сожалению - потому, что это вертикальное решение. Но чего уж там - какая страна, такой и теракт.
Re: что бы открыли двери
Не думаю, что это ( в Вашей терминологии) вертикальное решение. Председатель правления жилищного объединения граждан не является должностным лицом, это человек которому члены данного сообщества ДОВЕРИЛИ определённые функции. Таким образом, в случае с проведением опроса общественного мнения жители хотят видеть в лицах проводящий этот опрос сторону с которой можно вести диалог (как с точки зрения личной безопасности, так и с точки зрения достижения реальных положительных результатов), т.е. возможность проводить опрос с точки зрения людей (т.е. собирать какую-либо информацию) надо ЗАСЛУЖИТЬ, люди хотят ДОВЕРЯТЬ стороне, которая собирает информацию о их жизни. Председатель своим заработанным авторитетом делает это возможным. Если же этого авторитета у него нет, то и наличие-отсутствие его при проведении опроса никакого значения иметь не будут.